27 ноября 2011

За биллингом отправляйте прокурора в суд

За биллингом отправляйте прокурора в суд

Чтобы получить распечатку телефонных разговоров абонента любой компании сотовой или стационарной связи в рамках уголовного дела прокуратура обязана обращаться в суд с ходатайством. Никаких исключений не предусмотрено. И это, как с удивлением узнала «Фонтанка», не бодрый рапорт – реальность.

Как сообщает «Коммерсант», в Ульяновске разгорелся конфликт между местным оператором сотовой связи и районной прокуратурой города. Руководитель службы безопасности компании отказался предоставить органам следствия данные детализации звонков своего абонента без соответствующего решения суда. Прокуратура, а затем и суд посчитали отказ неправомерным и взыскали с руководителя СБ 300 рублей административного штрафа.


Как удалось выяснить корреспонденту «Фонтанки», петербургские операторы связи не будут общаться со следствием без решения суда.


«Для нас правилом номер 1 является соблюдение прав и тайн наших клиентов» — заявили в пресс-службе «Скайлинка». «Нам нужен запрос и соответствующее судебное решение», — подтвердили в МТС.


С юридической точки зрения ситуация выглядит следующим образом: с санкции прокурора в соответствии с пунктом 3 статьи 183 УПК РФ может проводиться выемка документов, «содержащих государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну» — на эту норму и ссылается ульяновская прокуратура. Но на нее существует ограничение, прописанное в 29-й статье того же УПК говорится о полномочиях суда: «только суд … правомочен принимать решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров». Ульяновский суд счел, что детализация звонков (входящие-исходящие, во сколько звонили, в зоне действия какой базовой станции, стоимость разговора и то, как долго этот разговор длился), которую любой владелец мобильного может получить у оператора только при наличии паспорта, — не подпадает под определение «контроля и записи» переговоров, а равно и связанной с этим охраняемой тайны телефонных переговоров. И значит, не относится к исключительному праву суда – и запроса следователя, подкрепленного санкцией прокурора, достаточно для работы в рамках 183-й статьи. Странно другое: ульяновский суд ссылается на Определение коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ от 2 июня 2006 года. Оно рассматривает конкретный случай, произошедший в Липецке: областной суд разрешил провести выемку информации о разговорах с похищенного мобильного телефона по прокурорской санкции, так как тайна переговоров законного владельца сохраняется – информацию требовалось получить о разговорах злоумышленника, укравшего мобильник. Но российская правовая система не является прецедентной, а определение даже и Верховного суда носит в данном случае лишь рекомендательный характер. Так что панацеей его считать не следует.


Окончательную точку в прениях, как оказалось, Конституционный суд поставил еще в 2003-м году — вынес определение под номером 345-О, где четко прописано, что на получение сведений, «передаваемых, сохраняемых и устанавливаемых с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи … необходимо получение судебного решения». Это фактически говорит о том, что и детализация – суть некое проявление «контроля» переговоров, и разрешить ее получить или запретить может только суд в соответствии с уже упоминавшимся ранее 11 пунктом 29 статьи УПК РФ.


Так что оператор мобильной связи имеет полное право закрыть дверь перед носом прокурорского работника, явившегося без судебного постановления. В Петербурге такого произойти в принципе не может: сложившаяся практика построена в соответствии с законом, — пояснили корреспонденту «Фонтанки» в пресс-службе городской прокуратуры, — и следователи во всех случаях с согласия прокурора ходатайствуют перед судом о получении распечаток.


Как ни странно, но оперативники со стажем заверили корреспондента «Фонтанки»: это действительно так. И если еще в 90-е годы распечатки выдавались по запросам следователей, а потом — только по прокурорским запросам, то уже года полтора-два органы могут получить эту информацию только через суд. Раньше региональное управление спецтехмероприятий при ГУВД и технические службы ГУВД могли выдавать распечатки свободно, теперь даже оперативно-технические подразделения органов делают это только на основе постановлений суда. И даже большие деньги здесь не всегда могут сыграть свою роль, — анонимно уверили нас сыщики, — практика валовой продажи резко оборвалась года 1,5 – 2 назад.


Другое дело – скрытые оперативные возможности, основанные на личных контактах в службах безопасности сетевых операторов (туда, как известно, не из кочегарок люди уходят работать).


PS:
Известен случай: в эти новогодние праздники служба безопасности одного из московских сотовых операторов запустила в сеть информацию: «Куплю биллинги». По нашим данным, было получено 4 сообщения о предоставлении такой возможности. Звонки фиксировались. Как выяснилось по распечатке — все от сотрудников сетевых компаний. Дальше – «проверочная закупка», задержание и увольнение.


Ксения Потеева,
Фонтанка.ру


Зачем я публикую этот материал? Да все тот-же вопрос о запросе биллинга. Сотовый телефон в кормане пропавшего человека может оказаться единственной ниточкой к розыску. Обращаясь в суд не забудьте указать в исковом заявлении о запросе не только распечатки разговоров и СМС, но и о перемещении IME

Вернуться в рубрику: Блоги
Проект "Поиск Пропавших Людей" существует по частной инициативе и на добровольной помощи наших читателей. Помощь проекту
Современное рабство в России
Пару дней назад британская газета «The Guardian» выпустила видео–расследование, рассказывающее о том, куда ежегодно пропадают тысячи наиболее уязвимых людей в России.
Полицейские нашли на Ставрополье пропавшую три дня назад школьницу
Девочка ушла из дома 3 марта
В Перми нашли тело пропавшей десятилетней школьницы
Сотрудники правоохранительных органов Пермского края нашли тело десятилетней девочки, которая пропала по дороге из школы домой.
Убийцу школьниц ждет пожизненное?
Главному фигуранту уголовного дела об убийстве двух 16-летних школьниц Алены Косаревой и Лизы Васиной предъявили обвинения в совершении 24 преступлений. Среди них – несколько похищений, разбоев, организация занятия проституцией и вовлечение в занятие проституцией. На данный момент следователи завершили расследование дела. Материалы передали для ознакомления Михаилу Назарову и его сообщникам. Ожидается, что в начале лета они уже предстанут перед судом.
X

регистрация